Уроки прошлого

2 645 подписчиков

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Damnatio ad bestias — вид смертной казни в Римской Империи посредством бросания осужденного на растерзание зверям на цирковой арене. Этот вид казни был позаимствован Римом во II веке до н. э. с Древнего Востока, где аналогичное наказание существовало по меньшей мере с 6 в. до нашей эры.

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Пантеры пожирают преступника, древнеримская напольная мозаика, III век н. э. Археологический музей Туниса

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Святой Игнатий Богоносец, раздираемый львами»

« Тогда царь повелел, и привели Даниила, и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасёт тебя! …Поутру же царь …подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живаго! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов? Тогда Даниил сказал царю: царь! вовеки живи! Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления. …И приказал царь, и приведены были те люди, которые обвиняли Даниила, и брошены в львиный ров, как они сами, так и дети их и жёны их; и они не достигли до дна рва, как львы овладели ими и сокрушили все кости их.

(Дан. 6:16-24)»

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

«Священномученик Сильван, Лука диакон Эмесский (Емисский) и Мокий чтец», Менологий Василия II, 985 год

Существует предположение, что подобные смерти на арене имели не юридический, а сакральный характер, то есть представляли собой форму дара богу, как, например, кормление храмовых животных, но этот смысл был утрачен (крито-микенские пляски с быками, по предположениям некоторых исследователей, первоначально являвшиеся жертвоприношениями, а затем превратившиеся в игры). В таком случае, речь идёт о территориях, где львы обитали в естественной среде и почитались с первобытных времен (в первую очередь это касается Африки, хотя они водились и в Азии, и в Европе). Так, например, в эпоху фараонов имеется львиноподобный бог Амат, пожиравший человеческие души, и ряд других божеств в облике льва. Кроме того, встречаются упоминания о более «бытовом» кормлении львов живыми людьми и телами мёртвых в Древнем Египте и Античной Нумидии.

Этот вид казни упоминается историками похода Александра. Например, в Средней Азии один македонец «заступился перед Александром Македонским за приговорённого к казни, был сам брошен за это в яму на съедение льву, но одолел льва голыми руками и стал любимцем Александра».

Упоминается, что во время войны с наемниками Керавн Элисса бросал пленных на растерзание зверям. Ганнибал заставлял пленных римлян сражаться друг с другом, а оставшегося в живых ставил против слона.

В Древнем Риме

В Древнем Риме казнь путём растерзания дикими животными, в первую очередь, львами, но также и медведицы, леопардами, гепардами, барсами, а также дикими быками и коровами (хотя их использовали меньше), входила в программу цирковых представлений наряду с поединками рабов. Тигрицы были редкостью и в травлях, по-видимому, никогда не участвовали. К этому виду казни нередко приговаривались ранние христиане. Первоначально представления проводились на рынке, а затем были перенесены в амфитеатры.

Термин

Термин Damnatio ad bestias в настоящий момент употребляется в широком смысле, тем не менее, специалисты-антиковеды разделяют эту казнь на два типа:

Objicēre bestiis — собственно отдание беззащитного человека на растерзание. (Термин обычно заменяется более общим). Входило в число «квалифицированных казней».

Damnatio ad bestias — расправа принуждением к схватке с дикими зверями. Входила в число «умеренных казней».

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Гладиаторы-бестиарии на арене цирка. Т. н. «Злитенская мозаика», I в. н. э.

Впервые такая профессиональная «охота на львов и пантер» — венацио, была устроена Марком Фульвием Нобилиором в 186 году до н. э. в Большом Цирке по случаю завоевания греческой области Этолии.

История и описание

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

«Бык и его жертвы» (Служитель подтаскивает к разъярённому быку очередную жертву, а другой служитель крюком готовится убирать тела казнённых), II в. н. э.

Приговорённых к смерти съедением животными привязывали к столбам, а затем на них выпускали зверей, которые их и загрызали. Существовали и другие варианты: осуждённых бросали в клетки, привязывали к спинам зверей, гнали бичами надсмотрщиков навстречу животным.

Кроме того, упоминается, что во время своего второго консульства Помпей продемонстрировал римлянам на арене целое сражение, в котором 18 слонов противостояли отряду гладиаторов в тяжелом вооружении.

Как пишут исследователи, жестокость этой казни дополнительно усугублялась её театрализованным оформлением. Историк, например, рассказывает о том, как на его глазах в Риме был казнён предводитель восставших рабов Селур, которого называли «сыном Этны»: был сооружён высокий помост, на который, будто на гору Этну, взвели Селура; помост вдруг рухнул, и несчастный упал прямо в клетку с дикими зверями, поставленную под помостом.

Героя не дошедшего до нашего времени римского клоуна, разбойника Лавреола, как рассказывает в своей «Книге Зрелищ» поэт Валерий, распяли на кресте и напустили на него медведя, а орёл расклёвывал у него внутренности; «с живых растерзанных членов кусками падало мясо».

« Как Прометей, ко скале прикованный некогда скифской,

Грудью своей без конца алчную птицу кормил,

Так и утробу свою каледонскому отдал медведю,

Не на поддельном кресте голый Лавреол вися.

Жить продолжали ещё его члены, залитые кровью,

Хоть и на теле нигде не было тела уже.

Кару понёс наконец он должную: то ли отцу он,

То ль господину пронзил горло преступно мечом,

То ли, безумец, украл потаённое золото храмов,

То ли к тебе он, о Рим, факел жестокий поднёс.

Этот злодей превзошёл преступления древних сказаний,

И театральный сюжет в казнь обратился его.»

О подобных сценах пишет и Сенека («О гневе», III 3), Конторниад («Золотой осел», IV, 13), Тит Лукреций Кар («О природе вещей»). Гай Сенатор в «Сатириконе», ХLV, упоминает, как зверям был скормлен некий казначей. А Цицерон пишет о том, как некий скупщик на торгах по приказанию казнокрада Бальба был брошен на растерзание хищникам только за то, что имел несчастье быть уродливым. Порицая эти кровавые забавы, Цицерон также возмущался: «…что за удовольствие для образованного человека смотреть, либо как слабый человек будет растерзан могучим зверем, либо как прекрасный зверь [будет] пронзён охотничьим копьём?»

Казни христиан

Направленность подобной практики против христиан началась в I веке н. э.: Тацит пишет, что во время первого гонения на христиан при императоре Германике (после пожара Рима в середине 1 века), в его садах людей зашивали в шкуры животных и бросали собакам: «умерщвление христиан сопровождалось издевательствами, ибо их облачали в шкуры диких зверей, дабы они были растерзаны насмерть собаками, распинали на крестах, или обречённых на смерть в огне поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения» (т. н. tunica molesta). В дальнейшем традиция была продолжена другими императорами, перенесена на арену, и собак сменили более крупные хищники.

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Генрих Семирамидский. «Факелы Нерона» (1876)

Сидя в своих садах, Нерон наблюдает за тем, как на столбах поджигают завёрнутых в tunica molesta христиан

Кроме нарушения конкретных законов, с 104 года издавались специальные государственные эдикты, направленные против каждого, кто просто называл себя христианином, без конкретизации нарушения.

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Генрих Семирамидский. «Дирцея в цирке Нерона» (Дирка — древнегреческая царица, поднятая на рога быком, здесь — в переносном смысле)

Практика стала настолько распространённой, что христианский писатель Тертуллиан (II век) писал, что хорошим тоном для христиан является не посещать театры и цирки, «потому, что там же люди заботятся о предании нас на растерзание львам, советуются о предприятии против нас гонений, избирают лазутчиков для отыскания христиан и для их мучения».

К 4 столетию гонения, направленные против христиан, прекратились, поскольку Миланский эдикт дал христианам свободу вероисповедания. Впрочем, если верить житиям, ещё в в начале первого века львам бросили Феодосию Тирскую, а в 307 — канонизированного Вита.

Достоверность христианских источников

Христианские источники о данном виде казни, в том числе многочисленные жития с их стремлением создать атмосферу чудесного и подвига, а также очернить жестокие обычаи Римской империи, следует воспринимать с определённой долей осторожности. В частности, выяснить, являлись христиане, будто бы брошенные львам, реальными людьми, или представляют собой легендарные персонажи, не представляется возможным (примером может служить святой Януарий). Тем не менее, утверждать, как это делают некоторые противники христианства, что все гонения на христиан и съедение их львами — чистая выдумка, тоже не представляется справедливым, поскольку многочисленные косвенные упоминания у языческих античных авторов, а также найденные памятники изобразительного искусства свидетельствуют об обратном.

Наказание за иные преступления

Дезертиры: сбежавшие из армии и пойманные должны быть подвергнуты пыткам и отданы зверям

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Пример нападения стаи хищников на добычу: львы пожирают зебру. Современное фото

Западноевропейское средневековье

«Репрезентативные рвы с живыми львами располагались по соседству с правительственными зданиями не только во Флоренции, но, например, в Умбрии и на склоне Капитолия в Риме. Когда в 14 веке в Рим вступил, вопреки воле папы, отлучённый от церкви император Людовик Баварский, он приказал, чтобы римляне звонили во все колокола. Стоило одному монаху отказаться это делать, его спустили в львиный ров на Капитолии, и львы его сожрали. Насколько достоверно это сообщение, распространявшееся, конечно же, партией противников императора, сказать трудно. Слишком сильно ощущается в нём влияние литературных образцов и исторических параллелей: Людовик Баварский здесь, по сути дела, приравнивается к языческим императорам древности, отдававшим христиан на растерзание львам. Однако даже если весь сюжет с казнью монаха и придуман, о существовании в XIV веке рва со львами на Капитолии данное известие, похоже, свидетельствует вполне достоверно».

Томмазо Кампанелла в своей утопии «Civitas Solis» также предлагает бросание на съедение диким животным в качестве одного из видов наказания.

Известные места содержания львов:

Ров у Холма

Епископский замок, современная Прибалтика (Средневековье). Приговор вершил Сааре-Ляэнеский епископ, жертвы бросались в подземелье ко львам.

Жертвы

Агапий и Фекла (I век, Газа)

Адриан (310 год, Палестина)

Александр, Малх, Приск и женщина, имя которой неизвестно (III век, Палестина)

Аттал (177 год, Лион).

Германик и 10 христиан из Филадельфии

София Гераклейская (141 год, Траянополис, Фракия)

Чудесно спасшиеся

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

А. Т. Марков. «Великомученик Римский в Колизее»

Аникита и Фотий

Архелая (при Диоклетиане)

Святой Валентин

Канонизированный Вит (303 год)

Мамант (в одной из версий легенды)

Священномученик Амфипольский (312 год, Эмез Финикийский)

Потитус (при Антонине)

Татьяна Римская

Трофим, Савватий и Доримедонт (Антиохия)

Святой Фалалей (284 год)

Иконийская Феодора (Антиохия, при апостоле Павле). Лев стал её атрибутом в иконописи

Феодосия Тирская (307 год)

Святой Януарий, диакон Фауст Святой и чтец Дисидерий, диакон Соссий из Мезено и путеоланин диакон Прокул, мирянины Олтуфий и Акутион (ок. 305 года, Кампания, амфитеатр Флавия)

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Движения львов становились всё более беспокойными, гривы топорщились, ноздри с храпом втягивали воздух. Один из львов вдруг припал к трупу женщины с разодранным лицом и, положив на тело передние лапы, принялся слизывать змеистым языком присохшую кровь, другой приблизился к христианину, державшему на руках дитя, зашитое в шкуру оленёнка. Ребёнок весь трясся от крика и плача, судорожно цеплялся за шею отца, а тот, пытаясь хоть на миг продлить его жизнь, силился оторвать его от себя и передать стоявшим подальше. Однако крики и движение раздразнили льва. Издав короткое, отрывистое рычанье, он пришиб ребёнка одним ударом лапы и, захватив в пасть голову отца, в одно мгновенье разгрыз её. Тут и остальные львы накинулись на группу христиан.

Несколько женщин не смогли сдержать криков ужаса, но их заглушили рукоплесканья, которые, однако, быстро стихли, — желание смотреть было сильней всего. Страшные картины представали взорам: головы людей целиком скрывались в огромных пастях, грудные клетки разбивались одним ударом когтей, мелькали вырванные сердца и легкие, слышался хруст костей в зубах хищников.

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Василий Новый (IX век, Византия) — был подозреваем в волховании и осуждён за это, а не за христианство

Самостоятельно спасшиеся

Харальд Суровый: согласно летописям доплывает до Константинополя, служит императору Византии Македонянину Конопатчику, затем императрица Зоя приказывает бросить Харальда на съедение льву (согласно одной из версий — за то, что тот обесчестил знатную женщину), но богатырь, задушив льва, бежит из Константинополя.

Известен также анекдотичный случай избавления от казни. Как сообщает в биографии императора Галлиена её автор:

Когда кто-то продал его жене вместо настоящих драгоценных камней — стеклянные и она, узнав об этом, пожелала наказать его, Галлиен велел схватить продавшего как бы для того, чтобы отдать его на растерзание льву, а затем распорядился выпустить из клетки каплуна. Когда все удивились такой смешной выходке, он велел сказать через глашатая: «Он подделал, и с ним поступили так же», а затем отпустил торговца.

Восприятие смерти от зверей в религии

В Ветхом Завете

Помимо истории неудачной казни Даниила в Ветхом Завете, львы, пожирающие людей, упоминаются в качестве инструмента божественного гнева:

Четвертое наказание фараона (согласно одной из трактовок): дикие животные, появившиеся на улицах городов и пожиравшие египтян, но щадившие евреев;

История возникновения самаритян:

« И перевёл царь Ассирийский людей из Вавилона, и из Куты, и из Аввы, и из Емафа, и из Сепарваима, и поселил [их] в городах Самарийских вместо сынов Израилевых. И они овладели Самариею, и стали жить в городах её. И как в начале жительства своего там они не чтили Господа, то Господь посылал на них львов, которые умерщвляли их. И донесли царю Ассирийскому, и сказали: народы, которых ты переселил и поселил в городах Самарийских, не знают закона Бога той земли, и за то Он посылает на них львов, и вот они умерщвляют их, потому что они не знают закона Бога той земли

(Вторая книга Царей; глава семнадцатая, стихи с двадцать четвертого по двадцать шестой)»

Следует отметить особенный символический характер льва в Библии: он является символом иудейского рода (Быт. 49:9-12), из которого происходит царский род Христа, а также всего еврейского народа.

По этой причине уже в Новом Завете — в Откровении Иоанна Сын Бога назван «львом от колена Иудина» (Откр. 5:5). Позже лев стал также образом евангелиста Марка, и его образ использовался в таких иконографических типах, как Православная иконография Иисуса Христа.

Восприятие христианских мучеников

Желание отдать себя на мученическую смерть через съедение дикими зверьми — феномен, известный с раннехристианских времён. Святой Игнат Антиохийский, приговорённый к смертной казни через отдание на съедение львам, в своём «Послании к римлянам» писал:

« Хорошо, если бы звери были мне уже готовы; молюсь, да будут готовы послужить мне. Я буду ласкать их и уговаривать поскорее съесть меня (они со страху до некоторых не дотрагивались), а если они не захотят, я их заставлю… Пусть огонь, и крест, и стая зверей; пусть разбросают мои кости, отрубят члены, смелют в муку все тело; пусть придут на меня муки диавола — только бы встретить Иисуса Христа. »

ВЫСШАЯ МЕРА НАКАЗАНИЯ В ПРАРОДИТЕЛЬНИЦЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

«Игнатий Богоносец, раздираемый львами»

И открыто было одному [третьему] из прозорливых, что два скончавшихся отшельника умоляют Бога о прислужнике, говоря: «Предай брата на съедение льву или другому зверю, чтобы, очистившись от греха, пришёл в то же место, где мы, и не разрушилось соглашение наше»

Сюжет чудесного спасения

Фольклористы отмечают множество историй, где брошенный на растерзание львам праведник спасается, и указывают на еврейскую историю Даниила, как на одно из ранних свидетельств «излюбленного впоследствии житийного мотива о предании праведника на съедение свирепому льву и ласковом отношении зверя к невинному человеку».

Самым известным примером подобного усмирения льва в христианской агиографии станет история Блаженного Иеронима, жившего в пустыне и укротившего льва. Но сюжет встречался и в рассказе о детстве Христа, дошедшем до нас в Благовещении Лже-Апостола (латинская версия IX—X веков, основанная на более ранних «евангелиях детства»):

И было Иисусу 8 лет, и вышел Он из Иерихона и шёл к Реке. И была в стороне от дороги около берега Иордана пещера (crypta), где львица растила детёнышей своих; и никто не мог безопасно проходить по дороге той. И вот Иисус, идя из Иерихона и узнав, что львица легла в пещере, вошёл туда на виду у всех. Но как только львы увидели Иисуса, они вышли навстречу Ему и преклонились перед Ним. И воссел Иисус в пещере, и львята бегали туда и сюда у ног Его, ласкаясь к Нему и играя с Ним. Старые же львы между тем держались поодаль с опущенной головой; они преклонялись перед Ним и смиренно били хвостами по бёдрам своим.

Тогда народ, бывший вдали, не видя Иисуса, сказал: если бы не совершили великих грехов Он или родители Его, Он не пошёл бы Сам Собою на растерзание львам. И в это время, когда народ предавался таким мыслям и был отягчён печалью, вдруг перед всеми людьми вышел Иисус из пещеры, и львы предшествовали Ему, и львята резвились у ног Его. Родители же Иисуса стояли далеко с опущенными головами и смотрели на Него; и народ тоже стал поодаль, боясь львов, и не смел подойти к ним.

Тогда сказал Иисус народу: насколько лучше вас звери дикие, знающие своего Господина и прославляющие Его, между тем как вы, люди, созданные по образцу Божию и подобию Его, вы не знаете Его. Звери узнали Меня и смягчились: люди видят Меня и не знают Меня вовсе.

В культуре

В литературе

«Римские деяния», рус. яз. Переводной сборник новелл XVII в., одна из которых рассказывает о рыцаре, пощажённом львами

Генрик Сенкевич.

Lindsey Davis. «Two for the Lions». Детективный роман из жизни Древнего Рима, серия Марк Дидий Фалько

Чистая совесть покоя не дает (фрагмент)

Нет! Единственные муки во всем Колизее испытывал сам христианский мученик,

который запоздало корил себя за то, что проспал позапрошлую воскресную

проповедь, — чувство, знакомое мне и вам.

В музыке

Отторино Респиги, «Римский триптих», фрагмент «Цирцении»: мученики-христиане на арене.

В кинематографе

Экранизации романа Генрика Сенкевича «Камо грядеши» (1951, 1985, 2001 года).

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх