Уроки прошлого

2 639 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Елисеев
    Близ острова Русский, на Сиваше, эскадрилья Фёдорова ввязалась в бой с 40 бомбардировщиками Ju-87, которых прикрывали...«Вступил в бой пр...
  • Борис Гуменик
    пиздежь! Это я мягко еще... Козлы, а почему не написать. что ввязался в бой не с 40 самолетами. а с 400... нулем боль...«Вступил в бой пр...
  • Виктор Шиховцев
    Это большой спорт.«Я был лучшим в м...

4-ЛЕТНЯЯ ВОЙНА НА ДУНАЕ. ПОСЛЕДНЯЯ ДОРОГА СВЕТЛЕЙШЕГО КНЯЗЯ ПОТЕМКИНА

4-ЛЕТНЯЯ ВОЙНА НА ДУНАЕ. ПОСЛЕДНЯЯ ДОРОГА СВЕТЛЕЙШЕГО КНЯЗЯ ПОТЕМКИНА

Григорий Потёмкин 3

Руцкой перешеек продолжал находиться окутанным войной. Потемкин разорвал вгорячах подписанный Репниным предварительный мирный договор, но он не знал, вместе с тем, как закончить войну без этих документов. А на более жесткие условия мира турки не соглашались. А когда бы им идти на новые уступки? В пополнение?

Генералы не находили себе места, а Потемкин особенно. Раскаивался: «Какие глупости – горячки. Поможем синице. Вюртембергского. Только ужасные предчувствия и душат меня», в полном душевном окислении.  

Тело скончавшегося вдруг здесь принца Вюртембергского отпевалось в местной «церквушке». Во время отпевания Потемкин ругал в душе покойного, а когда вышел из «церквушки», стал «покойником», заняв, задумавшись, «принцевские» дроги.

— Через плохое предзнаменование проходит князь, – охнули громко в толпе, – примета есть в народе такая.

— А, ваше сиятельство, не желаете ли направиться к своему экипажу? – подбежал в испуге адъютант к содрогнувшемуся «лжепокойнику».

— Выброшу на войну! – пригрозила адъютанту графиня Браницкая, приехавшая с князем из Петербурга и ожидавшая в карете. Это была племянница князя, и не только племянница, если верить тем, «кто больше всех знает».

Но на то и языки, чтобы говорить всякое.

Потемкин пробормотал в ответ на эти выступления что-то невнятное и приказал форейтору гнать в Яссы. В Яссы вот-вот должны были приехать турецкие уполномоченные, и Потемкин ждал их, чтобы возобновить с ними мирные переговоры.

Увы, в тихий, в зелени (просто утопающий) городок прибыли еще засветло.

Еще по дороге князь почувствовал себя неважно, а в итоге болезнь затянулась на много дней, и лечащий врач передавал течение болезни: «Оплошал настолько, что не принимает пищу, спит мало и тревожно». Что очень слаб.

И выехали в дорогу ясным осенним утром. Командующие, казалось, воспрянули духом.

Когда Руцкой перешеек исчез в ночи, болезнь усилилась.

Поэтому лошади уже шли шагом.

Умирающий сказал, что нужно расстелить у дороги епанчу и осторожно положить его на нее.

Князь лежал лицом к небу, а в стекленеющем глазу его блуждала неведомая мысль.

«О чем он думал, глядя на небо?», – на звезды, мерцавшие в неизмеримой дали.

Президент военной коллегии в свой смертный час думал о разном:

— Через краткое время я взлечу к тем вот звездам… – прощался Потемкин со всем, что его окружало и закончил: – …выше государыни да генералов, состязавшихся со мною в славе.

— Я предлагаю просто думать о неотвратимости судьбы, – склонился над ним адъютант, пытаясь странным образом подбодрить князя, но доктор шикнул на него.

Вице-президент, потом президент военной коллегии, генерал, ставший затем фаворитом великой Екатерины II, главнокомандующим российской армии, едва ли не самым могущественным человеком Российской империи благодарил славу.  

Картина дня

наверх