Уроки прошлого

2 640 подписчиков

ДОРОГА ЗОВЕТ

Дорога зовет

В 1751 году Андрей опубликовал свою книгу "Век Людовика XIV". Несколько глав содержали любопытные рассказы. Там говорилось, что через несколько месяцев после того, как умер дед Мазарини, произошло одно событие, которое удивительным образом обошли историки. В замок на острове Святой Маргариты, расположенный близ Прованса, был отправлен неизвестный узник, причем ростом он был выше среднего, молодой, обладающий благородной осанкой. В пути он носил маску со стальными задвижками на нижней ее части, что позволяло ему есть, не снимая маски. Позже маску увековечили:

Он оставался на острове до того момента, пока доверенный офицер по имени Сен-Мар, губернатор Пинероля, приняв командование Бастилией, не отправился на остров Святой Маргариты и - было это в 1690 году - отвез узника в маске в Бастилию. До того, как он окончил здешнее пребывание, на остров приезжал маркиз де Лувуа. (Здесь, в Бастилии, неизвестный был устроен так хорошо, как могло быть вообще возможно в этом месте.) Ему не отказывали ни в чем, что бы он ни попросил. Узник писал статьи о чрезвычайно тонком белье и кружевах и получал их из лучшего места (УТКС). Его игра на гитаре звучала часами. Ему готовили блюда по изысканным рецептам, и по словам старого врача Бастилии, лечившего этого человека, имевшего своеобразные болезни, он никогда не видел его лица, хотя часто осматривал тело и язык.

По словам врача, не было видно по телосложению, что жизнь узника протекала в тяжелейших условиях, кожа была смуглая, а один только голос поражал своими интонациями. С жалобами на свое состояние этот человек никогда не обращался, ничем и ни разу не выдал своего происхождения. 

ДОРОГА ЗОВЕТ

Неизвестный умер в 1703 году и был похоронен около приходской церкви Сен-Поль. Возглавил каталог тайн. 

ДОРОГА ЗОВЕТ

В следующем году, переиздавая свою большую книгу, Вольтер вернулся к этому сюжету, дополнив его. 

ДОРОГА ЗОВЕТ

Приступив отсиживать свой срок на острове, узник без сомнения выдавал свое знатное происхождение. В часы приема пищи губернатор сам накрывал ему и затем удалялся, предварительно заперев камеру. Концентрация внимания узника была такова, что он прекрасно знал время прибытий лодок прямо к стенам замка, и однажды он что-то нацарапал на серебряной тарелке и выбросил по направлению одной из них. Кроме рыбака, которому принадлежала лодка, никого не было, и он подобрал тарелку, после чего принес ее губернатору. Эта идея чрезвычайно озаботила губернатора. "Читал ли ты то, что нацарапано на этой тарелке, и видел ли кто-нибудь ее в твоих руках?" Рыбак ответил, что вообще никогда не обучался грамотности, а потому "не умею читать". (Также он сказал, что нашел тарелку совсем недавно и сразу принес ее, что, впрочем, доказать было, конечно, невозможно.) "Мое положение заставляет тебя продержать взаперти до тех пор, пока не выяснится, что ты действительно не умеешь читать, и что никто не видел больше эту тарелку. В случае, если все это подтвердится, ты сможешь уйти... И для тебя будет счастьем, если ты действительно не умеешь читать".

Ко времени записей Вольтера почти не осталось достойных доверия людей, кому бы были известны эти факты, кроме одного. В этот секрет был посвящен господин де Шамияр, последний министр из таких людей. Так, его зять, второй маршал де Ла Фейял, рассказал Вольтеру, как тот на коленях умолял своего тестя, находящегося на смертном одре, открыть, кем на самом деле был узник, известный под именем человека в Железной Маске. В ответ Шамияр заявил, что это тайна (государственная), и что он не имеет права ее разглашать (дал клятву). Технические варианты узнать истину имелись, так как, наконец, имелось еще немало современников, которые могли бы раскрыть тайну, но вот более удивительного и вместе с тем более лучше установленного не было. 

Прошло 17 лет с тех пор как Сахаров сделал первую публикацию о "масочнике", Железном лице. Дейтерий помог восстановить переписку того времени, когда предпринимались попытки выяснить истину. В этот секрет был посвящен и Людовик XV, который подвергся "допросу" от принцессы Виктории. Конечно, ее попытки остались тщетными.

В истории покопаемся тоже.

Шеракский договор предоставил в 1631 году Людовику Двенадцатому маленький городок Пинероль, расположенный на итальянской стороне Альп, между Бриансоном и Турином. В нескольких километрах от города находились крепость и огромный донжон, который в 1665 году перешел под начальство господина Сен-Мара. 

Работая во "владениях", Сен-Мар в один прекрасный день и получил особого заключенного, сопровождаемого особыми инструкциями. Он не сомневался, что человек, которого вручили ему в охрану с такой тщательностью, в будущем станет причиной большого шума во всем мире. Этот узник войдет в историю, как Человек в Железной Маске. 

Дата его прибытия в Пинероль дается то одна, то другая, поэтому нельзя определить (по-крайней мере, невозможно сразу) таинственную маску. (Здесь сохранились документы архивов. Одна деталь информирует нам о прибытии узников в тюрьму, другая об их именах, третья о печальных эпизодах их заключения, четвертая об их болезнях, пятая о смертях, шестая об освобождениях) в нашем случае нет такой редкой записи, хотя таковые о переводах в другие тюрьмы тоже имелись.

ДОРОГА ЗОВЕТ

Бесспорно установлено, что человек в маске будет следовать за Сен-Маром до самой Бастилии. Это началось с 1687 года, когда Сен-Мар стал губернатором острова Святой Маргариты, а заключенный тоже последовал туда. После прошло 11 лет. По законам природы тюремщик и узник старели вместе, ведь "в бане все люди одинаковы". Наконец, начиная новую карьеру коменданта Бастилии, Сен-Мар празднует свой 72-й год рождения. 

Начиная свой переезд, он прячет лицо узника, чтобы того не узнали. Отметим еще раз - никогда до переезда таинственного узника его не заставляли носить маски. Сен-Мар оказался в состоянии надолго сохранить его тайну. Узник совершал путешествие в Париж, и здесь он надел свою маску, - отметим, то было в первый раз. В таком обличье он и вошел в историю. 

В реальности это было совсем не железное, а бархатное "лицо". За Вольтером ее стальные задвижки. Советское авторство, бравшееся за эту тему после него, сделало маску вообще целиком из стали. Хотя историки и до него обсуждали вопрос, мог ли несчастный узник бриться, упоминали "тоже" стальной пинцет для удаления волос. В августе 1698 года Сен-Мар  и его пленник отправились в путь, и восемнадцатое сентября, около 3 часов пополудни, маленький кортеж прибыл в Бастилию. 

Проходит 4 года, и в это время господин Жюнка открывает регистрационный журнал и делает там записи. "В тот же день, 1703 года, ноября 19-го числа, в понедельник, этот неизвестный узник при маске из черного бархата, привезенный господином де Сен-Маром с острова Святой Маргариты и охраняемый им при течении долгого времени, скончался около 10 часов" вечера после того, как накануне после мессы почувствовал небольшое недомогание (в то же время он не был серьезно болен). Во всяком случае о том говорят записи местного священника господина Жиро, исповедовавшего его. Сам духовник еле успел на исповедь, так как смерть была внезапной, и столь долго и тщательно охранявшийся узник был похоронен на приходском кладбище Сен-Поль, а господа Розарж и Рей, врач и хирург, при регистрации смерти обозначили его неизвестным именем. 

Через некоторое время господин Сахаров узнал, под каким именем был зарегистрирован умерший узник, и "приоткрыл дверь в историческое прошлое". Оказалось, что гневные наскоки дю Жюнка позволили тому узнать, что регистрация прошла под именем господина де Маршьеля, а также о выплате сорока лье за его погребение. Он внес имя Маршиали в регистрационный журнал Сен-Поля. Очевидно, что это был всего лишь псевдоним, чужое имя на случай, если кто-то из любопытных станет проявлять слишком большое рвение.  

Итак, известно, что человек в маске провел долгое заключение в Пинероле, когда там заведовал Сен-Мар. Когда в 1681 году Сен-Мар выехал из Пинероля в открытые ворота, под его началом было 5 узников, не считая Лозуна, связанного некоторыми обстоятельствами с принцессой и освобожденного в том же году, которого никому и в голову не приходило считать Железной Маской.

 

Давайте пройдемся между остальными узниками и внимательно всмотримся в них.

 

Первое июля 1669 года Лувуа сообщил Сен-Мару о прибытии в Лувуа узника. Сахаров опубликовал это сообщение в своей публикации. Государь приказал ему доставить в Пинероль некоего Эсташе Доже, к которому следовало приставить тщательную охрану, тем самым лишив того любой возможности передачи о себе сведений кому бы то ни было. Я вас уведомляю об этом узнике с тем, чтобы вам знать о приготовлении для него надежно охраняемой камеры таким образом, чтобы никто не мог проникнуть в то место, где он находился и чтобы двери этой камеры надежно закрывались с тем, чтобы местные часовые не могли ничего услышать. (Губернатор должен был раз в день приносить узнику все необходимое, и если тот попытается заговорить с ним или донести какие-либо сведения, Сен-Мар обязан был приказать замолчать, после чего пригрозить узнику смертью, если только его слова не относятся к каким-либо просьбам. Наконец, и господину Пупару было приказано выполнять все, что бы ни потребовал губернатор. Дальше шло указание обставить накануне приезда узника камеру всем необходимым с учетом, что тот лишь слуга и особых изысков ему не требуется. Итак, этот человек был "всего лишь слугой", но, без сомнения, он был замешан в какой-то серьезной истории. Даже Сен-Мар не знал, по какой вине оказался здесь этот человек, что говорит о каких-то важных тайнах, известных последнему. У Доже постоянно царили полная тишина и абсолютное одиночество.

Это положение узника Доже Сен-Мар хранил с самого Пинероля. Его сочли самым важным заключенным в тюрьме до того, что ни на миг не упускали из-под надзора охраны. Единственный, на кого обратил внимание Бербезье сразу после прихода к власти.

Вскоре покой острова был нарушен, так как привезли тех, без кого Сен-Мар уже не мог жить, ведь тюремщик часто привязывается к своим заключенным. Академия решила, что узники, оставшиеся на Пинероле, должны быть перевезены на острова. Впрочем, в январе того же года один из старейших узников Пинероля - монах - скончался. На двоих выживших, Дюбрея и Маттиоли, которого сопровождал слуга, обратил внимание Сен-Мар: этих узников достопочтенный господин взял с собой.

Но это значит и то, что круг сужается. Незадолго перед тем мы познакомились с тремя людьми, которые могли бы быть Железной Маской, и больше таких нет. Повторимся, однако, что это Доже, Маттиоли и Дюбрей. Доже оказался на острове Святой Маргариты в апреле 1694 года, но ведь не он один, а все трое были привезены туда примерно в одно время.

ДОРОГА ЗОВЕТ

Вот условные Сахаровы и пытались определить из них Человека в Железной Маске.

Видимо, чтобы хоть как-то разнообразить жизнь острова, в конце апреля 1694 года умирает один из узников. Только мы не знаем, какой.

ДОРОГА ЗОВЕТ

Кроме троицы, которую обозначил Сахаров, были и другие, кто находился под охраной Сен-Мара. Во-первых Шевалье де Тезю, которого последующие исследователи называли просто Шезю. Позже Вольтер писал: "Я знаю, что были и другие узники, но не знаю их чмсла. Среди них был увлеченный протестант и 2-3 священника".

ДОРОГА ЗОВЕТ

В 1698 году, когда Сен-Мар отправился в Бастилию, как мы помним, была любопытна не сама поездка, а сопровождающий его давно знакомый узник, которого никто не должен был видеть. Для нас несложно вспомнить и то, что именно тогда Сен-Мару пришла в голову восхитительная идея облачить узника в маску. 

Такая входящая в Бастилию Маска не могла не войти в историю. Таким человеком, этим "масочником" был тот "неразгаданный слуга" неизвестного. Энергия расследования может привести и к Маттиоли, и к Доже, и даже к "аутсайдеру"Дюбрею. 

Казалось, что последний из них (и кажется до сих пор), не более, чем мелкий шпион. Однако и Доже был всего лишь слугой, а вот заключение Маттиоли являлось государственной тайной. 

Чтобы хоть как-то "обозвать" личность умершего Человека в Маске, его записали под именем Маршиали или Маршиоли. Можно увидеть, однако, на несколько искаженное имя Маттиоли. 

"Наконец, госпожа Кампан, горничная Марии Антуанетты, сообщила, что в ее присутствии Людовик Четырнадцатый поведал королеве, что Человек в Маске был, - просто заключенным с характером, внушающим опасения своей склонностью к интригам, - подданным герцога Мантуи". Из перехваченной переписки также известно, что Людовик XIV в самый накал расспросов сказал мадам Помпадур, что это был один из министров итальянского принца. 

В акте о смерти было обозначено имя Маршиали, но и тогда вряд ли это служит решающим аргументом в пользу Маттиоли. Нет смысла не один год хранить тайну личности заключенного, чтобы открыть его имя кюре при занесении регистрации в журнал о смерти. Создание правила хоронить важных государственных узников под чужими именами еще никто не отменял. Машиали - особая фамилия, которую назвал, обозначая заключенного Сен-Мар: он не был Маттиоли. Вполне вероятно, что это был его бывший узник, скончавшийся на острове Святой Маргариты, а вскоре его имя понадобилось для сохранения государственной тайны. 

Поток фактов, размышлений, сравнений, анализов (ну и всего остального) приводит нас к однозначному выводу. В железной маске ходил Эсташ Доже. 

(Третью версию можно считать самой правдоподобной.) (Необыкновенные предосторожности, исключительные меры, принятые по приказу Лувуа при аресте заключенного. Сахаров связывает усиление этих мер по времени с известием о том, что Доже узнал о некоторых "делишках" Фуке, "лиса" в делах торговли, экономики и финансов, а также не нужно забывать и того, что Доже никогда не покидал Сен-Мара). 

Суть мер при перевозке Доже не отличаются от тех мер, которые предпринимались раньше (в Пинероле). Так было запрещено всем, кроме Сен-Мара, разговаривать с узниками, однако именно Доже принимали за какого-то маршала или даже кого посущественнее, а потому губернатору приходилось что-то сочинять относительно личности Доже. 

Пытаясь связать Человека в маске и именно Доже, скажем, что легенда могла обрасти новыми подробностями только в переплетении этой личности (другие совершенно для этого не подходят). Не забудем, однако, замечательной фразы господина Сен-Маро в начале 1688 года, когда Доже, видимо, уже находился на острове Святой Маргариты раньше остальных, а до переезда сюда Маттиоли оставалось еще 6 лет. Он говорил, что в провинции для кого-то его узником является господин де Бофор, для кого-то сын умершего Кромвеля. 

Но более вероятным доказательством того, что именно Доже сопровождал Сен-Мара в Бастилию, является то, что он не имел слуги, а именно человек со слугой умер в 1694 году.) 

ДОРОГА ЗОВЕТСен-Мару были выданы предписания еще раз, и эти правила применялись исключительно к Доже и раньше. Позже эти предписания всплыли на свет, и в них говорилось о том, чтобы старого узника при перевозке в Бастилию никто не увидел и не узнал. Когда в 1703 году жизнь подошла к концу, он находился в заключении уже 34 года. 

Но неизвестно, какое преступление совершил Доже. Однако, оно должно было быть достаточно серьезным для сурового заключения и тягостной изоляции в течение стольких лет. В этом неизвестном преступлении Доже сделался значительным лицом. Оно сделало из него Человека в Железной Маске. 

Ради справедливости можно задаться вопросом о возможности скрывания под этим именем другого человека. Именно на этот вопрос мы ответить и не сможем. Однако, он не был братом Людовика XIV. Король-Солнце никогда не позволил бы сделать фактически лакеем Фуке человека одного с ним крови. 

Картина дня

наверх