Уроки прошлого

2 645 подписчиков

К НОВОБРАНЦАМ НА ВОКЗАЛЕ В СВЕРДЛОВСКЕ ПОДОШЕЛ СЕРЖАНТ С МЕДАЛЬЮ «ЗА ОТВАГУ»

К новобранцам на вокзале в Свердловске подошел сержант с медалью «За Отвагу»

/Реальный случай из моей жизни/

Произошел этот случай в ноябре 1984 года. Мой последний день в Свердловске, перед посадкой в воинский эшелон на воинском вокзале в Свердловске и отправкой в Прибалтику.

Все два дня назад мы были еще дома с родителями, потом сутки находились в распределительном пункте в Егоршино, пока нас не разобрали покупатели.

Через час вертушка до Кабула, а там рукой подать до Ташкента. Дембеля ВДВ. Фото из открытых источников.

Через час вертушка до Кабула, а там рукой подать до Ташкента. Дембеля ВДВ. Фото из открытых источников.

Как я и мечтал, прорвался в ВДВ, хотя мог и пролететь. Нас было триста парней в десант, а покупатели забрали только двести тридцать, остальные лишние, их разобрали покупатели из пехоты и с флота. Парни ревели, кто-то смотался обратно в Свердловск, не желая идти в пехоту или, чего доброго, на подводную лодку на север, на три года.

А мы, счастливчики, ждем вагоны для посадки, и прощай седой Урал. Офицер и два наших сержанта в голубых беретах сказали нам, что поедем мы в Прибалтику, в местечко Гайжунай. Понятно, что мы не имеем понятия, что это такое и где находится место с таким нерусским названием. Кто-то из парней сказал, что нам крупно повезло, ведь в первых числах ноября, десять дней назад, огромная команда для ВДВ уехала в Фергану, а потом все они пойдут в Афган.

Перспектива полета через несколько месяцев в Афганистан пока многих из нас не манит. Мы просто не знаем, что мы там будем делать и на каких условиях. Кто-то предположил, что нашему брату-солдату там платят больше, чем в Союзе. Служба интересная и очень престижная и что возьмут «за речку», лучших из нас. Ладно, там видно будет. Афганистан далеко, пока что Гайжунай, там не стреляют, там кузница войск дяди Васи, так нам сказал наш сопровождающий офицер — старший лейтенант ВДВ, профилем похожий на Наполеона.

Ближе к вечеру офицер и два сержанта куда-то слиняли. Мы сидим в воинском вокзале на широких фанерных скамейках. Кто-то из ребят спит, кто-то доедает домашние бутерброды. Вдруг все оживились. Меня толкнул в плечо сосед Пашка:

— Санек, смотри, десантник в берете вошел в зал. Здоровый и седой на половину головы!

— Да ну тебя, это поди из наших.

— Это другой…

Дембеля ВДВ.  Домой, борт ждать не будет. Фото из открытых источников.

Дембеля ВДВ. Домой, борт ждать не будет. Фото из открытых источников.

Я посмотрел, и точно, увидел совершенно выгоревшего на солнце и поджарого сержанта ВДВ. Мы же не дураки, ясно откуда вояка прибыл. На кителе медаль «За Отвагу СССР». Мы обступили его. Он скрывать и не стал, что только пять дней назад вылетел из Кабула, в Ташкент, потом на поездах по всему Союзу и, вот, дома, в Свердловске. Когда он узнал, что мы новобранцы в ВДВ, реально оживился и обрадовался. Кто-то из ребят спросил его за что медаль, он ответил, за бои с духами. Потом мы заметили, что на его шее свежий и длинный шрам, прямо на горле. Меня передернуло нервной дрожью, но все же я спросил:

— А шрам, на шее, товарищ гвардии сержант?

— Это рукопашный бой, братцы, чиркнул душман ножичком, но не дорезал. Я его и добил его же пером. Разведрота, понимать надо, бывало и в рукопашку…

Больше мы вопросов не задавали, стояли молча и в оцепенении. Странное состояние ступора, ничего не хотелось спрашивать, только рассматривать его лицо, глаза, обветренный рот, обгоревший на солнце нос; серые глаза, странный, словно отсутствующий взгляд, словно этот сержант сейчас не здесь. Парень был явно слегка заторможен. Потом он начал открывать свой дипломат, в котором лежали две бутылки.

— Давайте, братцы! Хочу, за вас! Но в Афган, смотрите, не советую. Хотя, наверняка скоро выведут наших…

В потолок врезалась пробка из-под шaмпycика. Сержант прямо из горла сделал несколько больших глотков. И в этот момент я увидел, что почти все парни разошлись. Около дембеля стояли человек пять. Может другие боялись принять символическую эстафету от старшего брата, побывавшего в опасном переплете. Притихли и отвернулись.

Сержант протянул бутылку мне. Я сделал большой глоток и передал следующему парню.

Через минуту сержант вышел с воинского вокзала, а еще через час мы поехали в Литву. Мест было мало, а нас много. Вагоны были почти холодные и ехали мы трое суток в Литовскую ССР.

Я размышлял о том парне, герое-десантнике, и мне стало стыдно, что где-то внутри я побаиваюсь лететь в Афганистан. Парни шутили, рассказывали анекдоты, балагурили и откровенно хулиганили. О чем думали они, помнили ли старшего брата со шрамом на шее.

Может этот ветеран вспомнит тот случай морозным вечером в ноябре 1984 года и напишет мне.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх